Чтиво

Борьба с соседом

Борьба с соседом

Питерские спасатели рассказывают историю про человека в шапочке из фольги. Он долго жаловался во все инстанции на соседа сверху, который его облучает. Когда к нему пришли эмчеэсовцы, которых он все-таки уговорил заняться его бедой, в квартире все было, как положено в таких случаях: обклеенные фольгой потолок и стены, навязчивые рассказы об облучении. С пострадавшим пообщались, успокоили.

Для порядка решили зайти и к соседу, но больше для того, чтобы узнать, не беспокоит ли его параноик. Сосед открыл двери, и спасатели увидели с десяток включенных микроволновок, стоящих открытыми дверцами вниз. Мужчина объяснил, что так он борется с живущим снизу инопланетянином, который хочет поработить мир.

Не спешу

Не спешу

Сжимая в одной руке надкушенный бутерброд, а в другой — бутылку кефира, черт озирался по сторонам. Выглядел он вполне заурядно — мятый старомодный костюм, шелковая рубашка, тупоносые туфли, галстук лопатой. Все черное, только на галстуке алые языки пламени. Если бы не рожки, проглядывающие сквозь аккуратную прическу и свешивающийся сзади хвост, черт походил бы на человека.
Толик отрешенно подумал, что в зале истории средних веков городского музея черт в костюме и при галстуке выглядит даже излишне модерново. Ему больше пошел бы сюртук или фрак.
— Что за напасть… — выплевывая недопрожеванный бутерброд, изрек черт. Аккуратно поставил бутылку с кефиром на пол, покосился на Анатолия и попробовал длинным желтым ногтем меловую линию пентаграммы. В ноготь ударила искра. Черт пискнул и засунул палец в рот.

Яйцо

Яйцо

Ты умер по пути домой.
Попал в автомобильную аварию. Не особо примечательную, но всё же смертельную. Ты оставил жену и двух детей. Смерть была безболезненная. Скорая пыталась тебя спасти, но всё попусту. Твое тело было так изуродовано, что тебе лучше было уйти, поверь мне.
И тогда ты встретил меня.
— Что… Что произошло?- спросил ты.- Где я?
— Ты умер, — ответил я, как ни в чем не бывало. Не время жеманничать.
— Там был… грузовик, и его заносило…
— Ага,- сказал я.
— Я… я умер?
— Ага. Но не расстраивайся, все умирают,- подтвердил я.

Дневник сторожа садоводческого товарищества «Утес»

Дневник сторожа садоводческого товарищества «Утес»

15.05
Председатель предложил мне, раз уж я все равно здесь все время живу, подработать сторожем. Подумал. Согласился.
16.05
Осмотрел вверенные участки. Определил, где что растет. Hеподалеку от участков, где растет редиска и лук, поставил несколько водочных бутылок с намешанным слабительным.
18.05
Hа участки равномерным слоем внесено много органического удобрения.

Игра на похоронах

Я играю на волынке и часто выступаю на разных концертах. Недавно меня попросили сыграть на похоронах одного бездомного человека. У него не было ни семьи, ни друзей и похороны должны были пройти на кладбище для нищих где-то за городом. Я никогда не бывал в тех краях и заблудился. Будучи типичным мужчиной я не стал спрашивать дорогу и решил добраться сам.

Разговор с неодушевленным

Разговор с неодушевленным

Cегодня заглянул ко мне приятель-англичанин.
Сидим, пьем вино.
А у меня — робот-пылесос работает. Ну я естественно периодически делаю замечания роботу. Ну там «куда едешь, не видишь — тут мои ноги» или «Ну куда в спальню поехал, под столом уберись». Ну, обычное дело ведь.

Матрица: неизвестный финал

Матрица: неизвестный финал

Теперь я наконец нашёл ответы на те глупые дыры в сюжете, что мучили меня в первом фильме. Это… Это просто гениально.

Сценарий «Матрицы» создавался Вачовски на протяжении более чем пяти лет. Годы непрерывного труда породили целый иллюзорный мир, густо пронизанный сразу несколькими сюжетными линиями, время от времени причудливо переплетавшимися между собой. Адаптируя свой колоссальный труд для экранизации, Вачовски изменили так много, что, по их же собственному признанию, воплощение их замыслов оказалось лишь «фантазией по мотивам» той истории, что была придумана в самом начале.  На определенном этапе из сценария в конечном итоге была убрана на редкость занимательная составляющая — суровый финальный твист. Дело в том, что с самого начала Вачовски задумывали свою трилогию как фильм с, пожалуй, самым печальным и безысходным концом, какой только можно себе представить. Судя по обширному фрагменту сценария, который был отвергнут весь целиком на этапе согласования производства картины с продюсером Джоэлом Сильвером, мы лишились на редкость ошеломляющего финала, который уж точно смотрелся бы лучше того «хэппи-энда», который в конце концов попал на экраны.

Итак, оригинальный сценарий истории:

Похороны деда

Когда мне было 24, умер мой дед. Он был нерелигиозным, жена его умерла задолго до этого. Хоронить пришлось мне, т. к. родители в это время как назло были в командировке, из которой вернуться не могли (они оба работают в фирме отца). Сначала я столкнулся с непониманием в похоронном бюро, когда сказал, что отпевание не нужно. Затем было прощание в морге; т. к. близких родственников не было (приехало около 30 человек, из которых я только трех видел до этого когда-либо), то никаких истерик не было.

Красота то какая!

Красота то какая!

Поехали в Симферополь на поезде. Обычный плацкарт, ни чего сверхъестественного. Июль, ночь… Банка пива, карты и друг патологоанатом. Нас одолевала дикая бессонница, поэтому говорили за жизнь и играли в дурака. После двадцатой партии, он вдруг резко встал и выглянул в коридор, после чего с таким маниакальным лицом присел обратно и томно произнес: «Красота то какая!». Я почему то решил, что он увидел красивую пассажирку или что то в этом роде, и решил проверить. Выглянул, а там ни чего, кроме торчащих в разные стороны ног спящих пассажиров. Пожав плечами, я уселся по ближе к окошку и принялся глазеть на пролетающие мимо фонари. Друг вдруг встал, и схватив свой портфель, направился куда то в сторону туалета. Я даже особого значению этому не придал. Потом выяснилось, что этот остряк сходил в туалет, достал из портфеля бирочки и надел на большие пальцы ног всех спящих в вагоне. Сказав, что он кретин, я все же прилег и уснул. Проснулся же я от жуткого крика проводницы, которая направлялась в другой вагон, и увидела эту замечательную картину. Поглядев на друга и вновь увидев его маниакально довольную улыбку, я понял, что у патологоанатомов довольно таки своеобразный юмор…
Девочка, хочешь конфетку?

Девочка, хочешь конфетку?

Девочка, хочешь конфетку? — спросил у девочки Маньяк.
— Хочу, конечно, — сказала Девочка. — Но не возьму. Потому что мама мне говорила не брать конфет у незнакомых дядь. Но если вы со мной познакомитесь — я так и быть возьму.
— Маньяк, — представился Маньяк
— Девочка, — присела в реверансе Девочка. — Очень приятно. Давайте свою конфету.

2 of 4
1234